Почему Бюро «ЯБЛОКА» исключило из партии некоторых членов Санкт-Петербургского отделения

Заявление Бюро партии "ЯБЛОКО"

8 декабря Бюро партии ЯБЛОКО приняло решение об исключении из рядов партии целого ряда членов Санкт-Петербургского отделения, ранее входивших в его руководящие органы. Это решение было нелегким и вынужденным. Но необходимым.

Иное решение означало бы, что в партии, которая всегда выступала против фальсификаций на выборах, могут оставаться люди, готовые согласиться с фальсификациями, если они были совершены в пользу их друзей. Или привели к тем результатам выборов, которые их больше устраивают.

Почему партия была вынуждена принять такое решение?

4 декабря 2011 года, на выборах в Законодательное Собрание, ЯБЛОКО получило 12.4% голосов избирателей и право на шесть депутатских мандатов.

На самом деле, результат партии выше – по данным независимых подсчетов протоколов голосования, выданных кандидатам и наблюдателям на избирательных участках, он составляет 13.85% и дает право на семь мандатов.

Таким образом, один мандат был у ЯБЛОКА украден в результате махинаций избирательных комиссий прямо при подсчете голосов в ночь с 4 на 5 декабря.

Выборы проходили по пропорциональной системе. Шесть указанных мандатов должны были получить Григорий Явлинский – как лидер избирательного списка, и пять кандидатов от ЯБЛОКА, в округах (территориях) которых ЯБЛОКО набрало наибольшее число голосов. И уже к вечеру 5 декабря эти данные были вывешены на сайте Городской избирательной комиссии.

Однако, затем в течение недели Горизбирком не утверждал общие итоги выборов. Почему это происходило, стало понятно позднее: все это время велась «корректировка» результатов выборов. Как с целью увеличения числа мандатов для «Единой России», так и с целью изменения персонального состава будущих депутатских фракций – путем изменения процента голосов, поданых за партии на разных территориях.

Общие итоги выборов были утверждены только через неделю – 12 декабря. И в таком виде, что изменился состав всех фракций: в нем появились другие депутаты. В том числе, на «проходных» местах в списке ЯБЛОКА появились Ольга Галкина и Вячеслав Нотяг, по ранее обнародованным (и не подвергавшимся сомнению с их стороны) данным, занимавшие «непроходные» места.

Для этого в ночь с 11 на 12 декабря были изменены данные об итогах голосования по территориям, где баллотировались Галкина и Нотяг. По сравнению с первичными протоколами, на нескольких участках им приписали значительное число голосов, увеличив процент голосов за ЯБЛОКО в одном случае с 14% до 38%, в другом – с 11% до 42%, в третьем – с 4% до 53%. Никогда ранее на выборах такого не было – никогда ЯБЛОКУ не приписывали голоса.

О том, что подобное мошенничество готовится, членов бюро петербургского ЯБЛОКА предупредили 11 декабря, после чего бюро собралось на внеочередное заседание. Большинство членов бюро сочли такую возможность маловероятной и в нее не поверили. Но утром 12 декабря Горизбирком огласил именно такие итоги выборов, после чего петербургское бюро собралось еще раз.

Теперь – очень важный момент. Планы фальсификаторов по изменению состава фракции ЯБЛОКО могли быть сорваны простым путем. Для этого было достаточно, чтобы те, кто незаслуженно получил депутатские мандаты, отказались от них. И неважно, кто именно должен был получить мандаты после их отказа – принципиально только то, что на них не имели никакого права претендовать Галкина и Нотяг.

Если бы бюро петербургского ЯБЛОКА заняло по этому вопросу единую позицию, и консолидированно предложило бы Галкиной и Нотягу сдать чужие мандаты, то вся дальнейшая ситуация развивалась бы совершенно иначе. Во-первых, увидев такую позицию товарищей по партии, Галкина и Нотяг, возможно, приняли бы решение отказаться от мандатов. Во-вторых, не произошло бы внутреннего конфликта в петербургской организации.

К большому сожалению, такого не случилось. На заседании бюро петербургской организации 12 декабря немалая часть его членов выступила за то, что Галкина и Нотяг могут сохранить за собой мандаты. То есть, по сути – согласились с фальсификацией итогов выборов.

Бюро партии ЯБЛОКО своим решением от 18 декабря 2011 года расценило такую позицию, как соучастие в фальсификации. Также Бюро партии решило, что «члены партии, ставшие депутатами в результате мошеннических действий избирательной комиссии, обязаны отказаться от депутатских мандатов». Это решение было принято практически единогласно, но оно не было выполнено: Галкина и Нотяг не отказались от мандатов, а в петербургской организации разразился серьезный кризис.

Позиция большинства партии ЯБЛОКО, позиция ее лидеров, позиция руководящих органов партии с самого начала этого кризиса была ясной и четкой: ЯБЛОКО не может мириться ни с какими фальсификациями на выборах, никогда не позволит себе отойти от нашей приверженности честной политике. При этом ЯБЛОКО в Петербурге оказалось единственной партией, которая не смирилась с манипуляцией составом своей фракции, и потребовала от своих членов сдать незаслуженно полученные мандаты.

Позиция немалой части членов руководящих органов петербургского ЯБЛОКА (все последние годы неизменно поддерживавших бывшего председателя организации Максима Резника), к сожалению, оказалась другой.

Руководствуясь, - что ими даже и не скрывалось, - личными симпатиями к Ольге Галкиной и Вячеславу Нотягу, они заявили, что Галкина и Нотяг должны оставить у себя депутатские мандаты, потому что «они хорошие товарищи», «много сделали для партии», «участвовали в массовых акциях», «давали деньги на ремонт партийного офиса». И вообще, «все равно», кто будет депутатом – главное, чтобы партия получила положенное ей число мандатов.

Это совершенно неприемлемая для партии логика.

Да, партии, выдвигавшей список, где были собраны достойные кандидаты, действительно не так и важно, кто именно из них будет депутатом. Но ей не «все равно», что ее кандидаты соглашаются взять от власти фальсифицированные мандаты. Не «все равно», что власть делает депутатами личных друзей председателя петербургской организации. Не «все равно», что эти сфальсифицированные депутаты категорически отказываются сдать мандаты, а в нежелании это сделать их всячески поддерживают другие друзья и сторонники председателя.

Эта ситуация обсуждалась в петербургской организации на протяжении нескольких месяцев. 21 декабря 2011 года бюро петербургского ЯБЛОКА приняло решение рекомендовать Галкиной и Нотягу отказаться от мандатов, полученных нечестным путём. Решение (на бюро присутствовал лидер фракции Григорий Явлинский) было принято лишь незначительным большинством голосов при сильнейшем сопротивлении целого ряда членов бюро.

В дальнейшей кампании по защите Галкиной и Нотяга вместе с этими членами бюро участвовали и члены Регионального совета. Они после отказа Галкиной и Нотяга сложить мандаты, на конференции петербургского отделения ЯБЛОКА в феврале 2012 года выступили против их исключения из партии. Они после выхода Галкиной и Нотяга из партии (за день до неминуемого их исключения на заседании Бюро партии ЯБЛОКО в Москве) объявили им благодарность по итогам их работы в ЯБЛОКЕ. Они направили на съезд Партии в июне 2012 года коллективное письмо с оскорблениями тех членов бюро петербургского отделения, которые настаивали на сложении мандатов Галкиной и Нотягом. И до сих пор ни в чем не изменили свою позицию, хотя у них было множество возможностей это сделать.

Их уверенность в своей правоте не поколебал даже процесс в Кировском районном суде, где оспаривались (как сфальсифицированные) результаты выборов депутатов Законодательного Собрания по территории, где баллотировалась Галкина.

В последний день суда, в июне 2012 года, представители Горизбиркома предъявили заявление за подписью Галкиной, датированное утром 5 декабря. В этом заявлении Галкина требовала провести пересчет голосов на четырех избирательных участках (именно на них впоследствии результаты ЯБЛОКА вдруг выросли в несколько раз), и заявление, где она сообщала, что уведомлена о времени и месте пересчета. Это кардинально расходится со всеми ее прежними заявлениями - о полном неведении относительно причин изменения итогов голосования (которое она называла «чудом») и возложении всей ответственности за эту фальсификацию на Горизбирком. Выходит, сговор с властью все же имел место, и Галкина принимала в «чуде» самое деятельное участие? Дать другой ответ, увы, невозможно.

Если на следующих выборах повторится то же самое – перетасовка властью состава фракции ЯБЛОКО в пользу тех, кто им симпатичен, то можно не сомневаться: те, кто в течение этого года поддерживал Галкину и Нотяга, опять это одобрят. Как, зная это другие «яблочники» (выступавшие против согласия с такой перетасовкой в декабре 2011 года), будут участвовать вместе с ними в выборах? И как потом объяснять, что ЯБЛОКО борется за честные выборы?

Партия может существовать только в условиях доверия ее членов друг другу. Такого доверия сегодня в петербургской организации нет. И надо ясно понимать: это доверие разрушили именно те, кто защищал Галкину и Нотяга. Хотя среди них – люди, много лет находившиеся в рядах партии, и много сделавшие для нее.

В любой партии могут быть разные позиции по разным вопросам, жесткие споры и столкновения интересов. Но есть вопросы, разногласия по которым в рамках одной партии невозможны. И потому придётся признать горькую правду: часть членов петербургского ЯБЛОКА оказалась не в состоянии занять принципиальную позицию в простейшем вопросе: можно ли воровать голоса избирателей, даже если воровство совершено в пользу их товарищей?

Единственно возможный ответ ЯБЛОКА на этот вопрос – нет! Но с ним так и не согласились те, кого партия была вынуждена 8 декабря исключить из своих рядов.